Психолог Анна Аронштам — о помощи педагогам, синдроме выгорания и том, как не стать скучным учителем

В рубрике «Интервью» мы публикуем беседы с интересными людьми из мира преподавания. #Teachaholic поговорил с Анной Аронштам — практикующим психологом, основательницей сообщества «Психология для учителя» и клуба «Учитель в порядке» — о работе с педагогами, профессиональном выгорании и том, как не стать скучным учителем.

психолог анна аронштам

О работе с учителями

Почему вы решили специализироваться именно на работе с учителями?

Я выбрала эту специализацию несколько лет назад. Педагоги – это очень близкие мне люди по своей профессиональной ментальности. У меня самой есть обширный опыт преподавания – и уроки психологии в школе, и тренинги для менеджеров в банке, и лекции в вузе; сейчас я провожу обучающие вебинары для педагогов.

Запрос от учителей №1: «Хочу уйти из педагогики. Не пожалею ли я об этом?»

Проблемы учителей близки мне и очень понятны. Я не читала книг по маркетингу, не думала, как бы мне выгоднее занишеваться. В какой-то момент это произошло само собой, и я не стала этому противиться. Я всегда вращалась в кругу педагогов – сначала кто-то один пришел на консультацию, потом второй, третий. В общем – корабль развернулся в этом направлении сам.

С какими проблемами учителя приходят к вам чаще всего? Допустим, топ-5 проблем.

Да, такой рейтинг есть, и я не думаю, что он будет очевиден для людей, которые не в теме. Кажется, что педагоги приходят с вопросами по эмоциональному выгоранию, хотят разобраться с тайм-менеджментом, личными границами и дисциплиной учеников. Но, поверьте мне, — эти вопросы на самых последних позициях.

Что у нас в топе. Запрос от учителей номер один: «Хочу уйти из педагогики. Не пожалею ли я об этом?»

И сразу же за ним запрос номер два: «Хочу уйти в педагогику. Мое ли это?»

Это огромная категория клиентов. Например, девушка когда-то закончила иняз, работает переводчиком, но очень хочет преподавать. Дилемма: бросить насиженное место в офисе с бонусами и страховками и уйти в нищебродство (как это представляется на начальном этапе) – в педагогику.

Это не то, что ты урок провел и ушел домой. Ты сидишь по выходным и вырезаешь картинки, проверяешь тетради, и муж раздосадовано ворчит, мол, надоела твоя работа. Вот она реальная ситуация.

Запрос номер три: «Я не уверена в себе, чувствую себя некомпетентной, боюсь оценки со стороны более опытных коллег. Точно ли я на своем месте? Получится ли из меня педагог, или лучше не терять времени и заняться чем-то другим?» То есть речь идет о неуверенности в своей экспертности, профессионализме.

Оставшиеся два запроса касаются личной жизни. Отношения в семье страдают из-за большой включенности в работу – ушел на второй план супруг, общение с детьми стало некачественным — на 1 месте ученики.

Закрывает топ запрос, связанный с пониманием себя, с поисками смыслов. «Я живу – а зачем я живу; я работаю – а зачем я работаю; я не испытываю удовольствия от жизни, не понимаю, к чему стремиться и т.д.»

То есть первые три позиции – это профессиональные проблемы, дальше – личная сфера.

Как вы считаете, почему на первом месте оказалась именно такая проблема? Почему учителя хотят уйти из профессии?

Это происходит потому, что люди приходят в профессию с искаженными и завышенными ожиданиями. Педагогические вузы не дают понимания реального положения дел. Молодой специалист приходит в школу и ждет, что он, как Данко, сердце свое понесет, осветит им мир и изменит его. Он видит в своей работе миссию, и за исполнение этой миссии ожидает благодарности — от учеников, родителей; ждет успехов своих детей. А что мы имеем на деле? Никакой благодарности от учеников, за редким исключением, про родителей я вообще молчу.

Коллеги также не разбегаются молодому специалисту помогать. Если повезет и ты попадешь в хороший коллектив – окей, тебя поддержат. Но мой опыт работы с учителями показывает, что такие коллективы – редкость. Ты приходишь на новое место работы, ничего не понимаешь, тебе сложно ориентироваться в задачах, которые на тебя наваливаются, и помощи ждать не от кого.

Плюс колоссальное давление со стороны администрации – иди сделай это, подежурь вон там, тут на замену выйди и т.д. У администрации есть свои задачи, свои цели, им не до адаптации новичков.

Педагог должен быть всегда настроен на поиск решения. Как ищейка – это попробую, потом другое, поменяю стратегию, покручу ситуацию, посмотрю, что выйдет, может я получу другой результат. Если у специалиста этого нет, если он не поисковик – все, карьере его крест.

Естественно, молодой специалист испытывает шок – разбились иллюзии, не оправдались ожидания. Тут оказывается, что зарплаты не хватает, а к урокам надо готовиться гораздо дольше, чем казалось. Это не то, что ты урок провел и ушел домой. Ты сидишь по выходным и вырезаешь картинки, проверяешь тетради, а муж раздосадовано ворчит, мол, надоела твоя работа. Вот она реальная ситуация.

Если начинающему педагогу дают сразу 6-7 классы, то это вообще караул, ведь навыков обеспечения дисциплины нет. Все проблемы наваливаются сразу, и вот – передо мной сидят молодые девушки, которые пришли в профессию с горящими глазами, а ресурсов справиться с проблемой нет.

Чем заканчивалась ваша работа с учителями, которые проявили желание уйти из профессии?

Были разные случаи. Кто-то действительно в результате уходил из профессии, кто-то оставался. Я никому не ставлю диагнозы – мол, ты профнепригоден – уходи, а у тебя вот хорошо получается. Но в процессе общения я могу увидеть компетенции, оценить профессиональную позицию человека и понять, можно ли с ней в педагогике развиваться.

Совсем недавно у меня был случай, когда девушка, учительница математики, хотела уйти из профессии и я поддержала ее в этом решении. Там было много факторов в пользу такого решения, но самым важным в этой ситуации было вот что.

Когда возникает проблемная ситуация, — а у учителя она возникает каждую минуту, он всегда работает в ситуации неопределенности, с разными детьми и в разных условиях, — педагог должен быть всегда настроен на поиск решения. Как ищейка – это попробую, потом другое, поменяю стратегию, покручу ситуацию, посмотрю, что выйдет, может я получу другой результат. Если у специалиста этого нет, если он не поисковик – все, карьере его крест.

Ты можешь хорошо знать методику преподавания, прекрасно знать предмет, любить детей, но если ты не настроен на поиск решений – тебе в профессии будет грустно и скучно. И детям тоже. И вот у моей клиентки этого не было. Она видела проблему и сдувалась как воздушный шарик. Ей не хотелось искать решение. Был только интерес рассказать тему, передать информацию. Но подбирать ключики к сердцам стремления не было.

Была и противоположная ситуация: девушка ушла из офиса и начала карьеру учителя английского языка в частной школе, потом у нее появилась частная практика. И сейчас она довольна, счастлива и ни о чем не жалеет.

О тайм-менеджменте и учителях-интровертах

Какие базовые правила могут помочь учителю разграничить работу и личную жизнь не в ущерб ни тому, ни другому?

Если педагог на своем месте, то он, как правило, очень увлечен своей работой, ему регулировать себя очень и очень сложно. Ты погружаешься в работу, потом смотришь на часы – а прошло 5 часов! Это практически неконтролируемо.

На моей памяти что только ни пробовали учителя – и принципы тайм-менеджмента, и матрицу Эйзенхауэра, и постановку целей по SMART. Все эти новомодные штуки применялись, но результата ноль.

Я с клиентами пытаюсь пробовать другое, не такое популярное, но более соотносящееся с реальной жизнью. Из своего опыта могу сказать, что хорошо работают 2 способа:

Способ №1. Учитель сможет мотивировать себя выстраивать границу работа-личная жизнь, только если он будет держать в голове одну важную вещь – как только ты полностью сосредотачиваешься на профессии, ты очень скоро становишься скучным человеком, потому что другие сферы твоей жизни автоматически проседают. И скучным ты становишься в первую очередь для своих учеников.

Если ты живешь одной работой, то очень скоро ты становишься неинтересен.

Ты знаешь предмет, умеешь учить, приводишь учеников к успешной сдаче экзаменов. Но тебя вообще интересно слушать на уроке? Можешь ли ты что-то интересное о своей жизни рассказать? Можешь вплести личное в процесс обучения? Если урок обезличен — пиши пропало. В обучении центральная фигура – это личность учителя. Если ты живешь одной работой, то очень скоро ты становишься неинтересен.

Любой человек, который стремится развить свое педагогическое мастерство, должен держать в голове установку, что нужно быть интересным. Для этого важно ходить в музеи, посещать выставки, читать художественную литературу, проводить время с друзьями, путешествовать – жизнь должна бурлить.

Способ №2. Осознанно ставить себе ограничения по времени. Допустим: я разрешаю себе перерабатывать по средам и пятницам. Или: я разрешаю себе работать по воскресеньям с 10 до часу. Если нужно – ставьте себе таймер и по звонку, на каком бы этапе работы вы ни находились, завершайте дело.

И еще пара лайфхаков от самих учителей. Первый – не давать письменных домашних работ на пятницу. Распределяйте задания на неделю так, чтобы избежать проверки письменных работ на выходных.

Еще один – если на выходных все же приходится работать, выполняйте только творческую часть работы – рисуйте, вырезайте, раскрашивайте. Выбирайте максимально нестрессовую работу, которая позволяет получить удовольствие.

То есть алгоритм такой. Первое – это установка, что ваша жизнь не сводится к профессии. Второе – ограничение по времени. И третье – какой-то конкретный прием, исходя из индивидуальных условий, который сократит объем работы.

Некоторым учителям эмоционально сложно общаться с большим количеством людей. Как устроить рабочий процесс так, чтобы нормально это переносить?

Эта проблема больше всего касается учителей-интровертов. Но рано или поздно они находят для себя «освобождающие» способы ведения уроков, в которых дают больше нагрузки на детей. Что имеется в виду: вместо монолога на уроке учитель больше слушает, наблюдает, делает выводы; ученики общаются, рассказывают, работают в группе или создают проекты.

Выгорание — очень популярная сейчас тема, и только ленивый не написал про нее. Но популяризация привела к искажению информации и мифам вокруг синдрома выгорания, которые не имеют с действительностью ничего общего.

Универсальных рецептов нет, но педагог всегда может подстроить процесс обучения под себя. Изменение формата работы на уроке – это реальный выход, который учителя используют на практике. Они создают условия, пространство, на котором можно развернуться ученикам, а сами занимают позицию наблюдателя, которому не приходится все время говорить и быть в центре внимания.

О профессиональном выгорании

Сейчас очень активно обсуждается тема профессионального выгорания. Что скажете по этому поводу?

Профессиональное выгорание диагностируется по ряду симптомов, которые характерны только для него. Если ты чувствуешь себя уставшим, обесточенным, и тебе не хочется идти на работу, это не значит, что у тебя профессиональное выгорание. Это могут быть проявления стресса, монотонии, депрессии. Поставить диагноз «выгорание» может только специалист после проведения специального тестирования

Выгорание — очень популярная сейчас тема, и только ленивый не написал про нее. Но популяризация привела к искажению информации и мифам вокруг синдрома выгорания, которые не имеют с действительностью ничего общего. Когда я читаю советы, как справиться с выгоранием, а там про сон и морковку пишут, я смеюсь и плачу одновременно. Если с человеком профессиональное выгорание случилось, то ему без длительной терапии и помощи специалиста из него не вылезти.

Часто наблюдаю такую картину – приходит молодой специалист, и педагоги с опытом даже не смотрят в его сторону. Да нужно в охапку брать молодняк, идти с ними в кафе, знакомиться, обедать, болтать. Что у них брать? Ну не опыт, конечно. А их энергию — бешеную, сумасшедшую.

Выгорание гораздо проще предупреждать, заниматься профилактикой – это можно делать самому. Но когда оно настигло, то ни сон, ни здоровое питание не помогут. Это только вводит в заблуждение людей.

Выгорание – это синдром. Синдром – это комплекс определенных симптомов. Если хотя бы один из них отсутствует – это уже не выгорание. Симптома у выгорания три — эмоциональное истощение, обесценивание своих достижений в работе и цинизм, негативизм по отношению к ученикам. Оценить выраженность каждого симптома на глазок сложно, есть специальные тесты, которые помогают определить уровень развития каждого симптома и подобрать адекватную терапию.

Как предотвратить профессиональное выгорание своими силами?

Этим нужно заниматься с первого дня работы.

Во-первых, необходимо систематически учиться чему-то новому.

Но не в рамках профессии. Учитесь фотографировать, танцевать, мастерить оригами, рисовать мультфильмы – делайте то, чего вы не умеете. Это даст новые эмоции и впечатления.

Во-вторых, не пренебрегайте общением с молодыми коллегами.

Часто наблюдаю такую картину – приходит молодой специалист, и педагоги с опытом даже не смотрят в его сторону. Да нужно в охапку брать молодняк, идти с ними в кафе, знакомиться, обедать, болтать. Что у них брать? Ну не опыт, конечно. А их энергию — бешеную, сумасшедшую. Пока человек еще не столкнулся с реальностью, он хочет изменить мир, ему кажется, что ему все это под силу – и эта энергия заряжает! Общение с увлеченными начинающими специалистами действительно может вывести из состояния апатии и усталости.

Если вы сами молоды – ищите коллег, но не из своей школы. Общайтесь в интернете, делайте совместные проекты. Новая кровь – новая энергия.

Научитесь уважать не только чужие страдания, но и собственное бессилие. Вы не бог, и не можете подарить всем детям хорошую семью, вылечить любого ребенка, сделать так, чтобы все ваши ученики поступили в Кембридж – смотрите на мир реально и уважайте то, что вы не всесильны.

В-третьих, с первого дня работы у вас должна быть установка – делай достаточно хорошо, но не идеально. Не надо перекосов. Планки «достаточно хорошо» вполне хватает, не надо делать идеально. Что такое «достаточно хорошо» и «идеально» каждый определяет для себя сам.

В-четвертых, равномерно распределяйте свои силы перед каждым учебным годом. Знаю учителей, которые с горящими глазами в сентябре придумывают кучу проектов, активностей и т.д. Наступает октябрь – и все, затишье, человек перегорел, сдулся, и как будет жить и работать до мая – неизвестно.

Когда чувствуете приток сил, и есть желание работать даже по ночам, осаждайте себя намеренно. Не бросайтесь на все сразу. Выделите в календаре до мая все даты, на которые запланированы важные мероприятия в школе, — это будут точки ваше максимальной мобилизации. Глядя на календарь вы будете вспоминать, что между ними нужно чуть притормозить, набраться энергии. Распределяйте силы – это важно.

Ну и последнее — всегда держите границы с учениками. Всем детям хочется помочь. Особенно ребенку из проблемной семьи. И все их беды учителя берут на себя, потому что не могут не сопереживать.

Что важно помнить — нельзя брать чужую боль и проживать ее, как свою. Когда мы эмоционально включаемся в чужую проблему, мы выходим из ресурсного состояния. А помочь можем только находясь в ресурсе.

Научитесь уважать не только чужие страдания, но и собственное бессилие. Вы не бог, и не можете подарить всем детям хорошую семью, вылечить любого ребенка, сделать так, чтобы все ваши ученики поступили в Кембридж – смотрите на мир реально и уважайте то, что вы не всесильны. Сочувствуйте, пропускайте проблему через сердце, но не присваивайте ее себе.

О случаях из практики

К вам обращались за помощью педагоги-мужчины?

Да. Я не знаю, как это работает, но как только я начала официально позиционировать себя как психолог для женщин, пошел шквал запросов от мужчин. У меня были клиенты-мужчины до этого, но мало. В настоящее время их не меньше, чем женщин.

Мужчины обращаются за помощью, они не железные, им часто бывает тяжело в женском коллективе и у них тоже есть страхи и сомнения.

Расскажите об интересных случаях из вашей практики.

Могу рассказать вот что – это даже не случай конкретного человека. Он массовый.

Очень часто учителю нужно прийти к администрации и сказать: «Нет». На разные невыгодные предложения – неоплачиваемые активности, дополнительная нагрузка, что угодно. То есть нужно прийти, отказаться и не упасть в обморок.

Обычно мы начинаем с понимания того, что учитель имеет право говорить «нет» на все, что кажется ему неэкологичным для себя; если то, о чем его просят, напрямую не связано с его профессиональными целями и задачами. Вроде бы это очевидное право. Но, как правило, такое «нет» дается учителю через глубокое чувство вины, смущение, ощущение «я плохой и подвожу коллектив». И многие предпочитают согласиться, лишь бы не испытывать всего этого.

Приходит мой клиент к администрации и говорит: «Все, отказываюсь от второй смены. Не тяну, не могу». А ему в ответ: «Ну, понимаешь, да, тебе тяжело, но вот дети… Как дети без тебя, о них ты подумала?» Начинается давление.

И вот. Мы работаем над этим, я чувствую, что клиент готов произнести «нет», и на следующий день он решительно идет отказывать. Но в этот момент я уже знаю, что будет второй виток и продолжение работы. Приходит, например, мой клиент к администрации и говорит: «Все, отказываюсь от второй смены. Не тяну, не могу». А ему в ответ: «Ну, понимаешь, да, тебе тяжело, но вот дети… Как дети без тебя, о них ты подумала?» Начинается давление. В итоге учитель соглашается и дальнейшая наша работа заключается в том, что мы учимся не просто говорить «нет», а произносить его так уверенно и настойчиво, пока окружающие не поймут, что наше «нет» — это окончательно и бесповоротно. Что оно не изменится под давлением, манипуляцией, эмоциональным шантажом, упреками.

И после человек приходит и говорит: «Меня сняли, потому что я в течение 15 минут все время говорила нет разными способами – нет, я не могу; я согласна, но я не могу; может в следующем году, но сейчас нет и т.д.» Вывод из этих случаев такой – свой отказ нужно отстаивать до тех пор, пока вас не услышат.

Что почитать учителю о психологии?

Если мы говорим о развитии педагогического мастерства, обязательны к прочтению Нина Джексон, Дуг Лемов, Дэйв Берджес. Если про коммуникацию с учениками и понимание детей – тут хорошим выбором будут Людмила Петрановская, Юлия Гиппенрейтер, Екатерина Мурашова, Ирина Млодик.

Еще мне очень нравится Дима Зицер — любую его лекцию могу смело рекомендовать. Его бесплатные видео можно найти на YouTube.

comments powered by HyperComments
РАССКАЗАТЬ ДРУЗЬЯМ